Помощь в сложных,
кризисных ситуациях
+7 (495) 508-1945
Главная / Как это работает? / Что «эффективнее»?

Что «эффективнее»?

4 декабря 2014

Ольга, добрый день! Читая Ваш сайт, заметила, что встречи 1 раз в неделю Вы называете психологическим консультированием, а 2-3-х разовые уже собственно глубинной психотерапией… Правильно ли я поняла, что сущность глубинной психотерапии — в частоте встреч, в её интенсивности? И что, встречи раз в неделю — по определению не являются психотерапией и на существенный эффект от них рассчитывать не приходится? Спасибо! Ольга.

 

Здравствуйте, Ольга.

Да, я сознательно разграничила разные форматы работы и, как следствие, разные способы быть в терапевтическом процессе, пространстве. Но разграничения эти несколько  и условны, и принципиальны — одновременно. И, спасибо, за вопрос – отмечу эту условность.

По опыту личному (как клиент работала в краткосрочном формате, в долгосрочном консультировании/психотерапии и в глубинном формате с частотой 3 встречи в неделю) и аналогичному опыту моих клиентов, перешедших от более поверхностного формата к глубинной работе – это действительно разные по ощущениям, особенностям и воздействию на нашу жизнь процессы, разное взаимодействие с самим собой и Другим — и ощутимо разные.

Про “эффективность”. Много нюансов. И не может быть однозначности здесь, как в любом моменте Встречи между двумя людьми, которая не поддается жестко заданным алгоритмам и схемам.

“Эффективность” для одного – смочь выдерживать себя (проживать открыто собственные чувства) в присутствии Другого.

Или достижением будет возможность выдержать ритм еженедельных стабильных встреч (пусть и раз в неделю) при наличии в анамнезе прерванной ранней связи с матерью (эмоциональной, физической – не суть). И это будет для человека уже сильная и честная работа с тем, что составляет его жизнь — недоверие, страх рядом с Другим.

Для другого – способность воссоздать через связь с терапевтом глубокую связь с самим собой и собственным бытием – своими подлинными потребностями рядом с Другими, научиться их осознавать и удовлетворять на фоне данностей нашей конечной земной жизни.

Для третьего – впервые в жизни услышать, как ещё может быть в том, что он видит для себя проблемой или сложностью (консультирование). Моменты консультирования, к слову, могут сопровождать и глубинную работу и быть вкрапленной в еженедельную психотерапию формата «1 раз в неделю».

До глубинной работы, как правило, необходимо “вырасти”, быть к ней внутренне подготовленным – предыдущей работой и-или особенностями нашей травмы и, безусловно, готовностью самого терапевта работать в этом формате (быть рядом с клиентом) и имеющим аналогичный долгосрочный клиентский опыт в своей практике.

Так же — Вы правы – формат “1 раз в неделю” более поверхностный относительно интенсивной (не по количеству “разобранных историй” – с глубиной работы это не соотносится и в этом не заключается) работы с более частыми встречами, когда связь с терапевтом 2-3 раза в неделю с одной стороны

  • более устойчивая, надежная, зримая (и это влияет на достижение двух вещей – возникновения большего доверия и, как следствие, «выхода» на поверхность ядерных травм и проблем, которым могло не оставаться времени и места при более дистантной работе 1 раз в неделю)

с другой стороны при этом

  • дарит время и место для исследования, разрешения и исцеления более глубоких травм нашего прошлого
  • дарит пространство для создания новых, неизвестных ранее  форм совместности рядом Другим и получение опыта аутентично проживаемой жизни.

При выборе формата важны все составляющие

  • наша готовность погружаться на глубину
  • наши запросы к самому себе и собственной жизни (не секрет, что большинство людей предпочитает игнорировать многое из того, что составляет неудовлетворяющую их жизнь – и они имеют полное право на этот свой выбор)
  • наличие у терапевта профессионального опыта работы в данном формате
  • наличие у терапевта клиентского опыта глубинной работы.

При отсутствии одной из составляющих данная работа будет по определению не возможна и бессмысленна.

В экзистенциальной терапии это работает, как нигде ясно – отсутствие аутентичности не повод для погружения, а предмет исследования в работе. Может быть, и для того, чтобы получить опыт подлинной близости, встречи с собой и Другим на глубинном уровне уже осознанно на следующих этапах работы (работа от регрессивного «мне сказали так мне будет лучше» до «я выбираю и осознаю для чего мне этот опыт»)

Ну и отдельный вопрос – касающийся субъективности – это связь именно этого клиента и этого терапевта.

Здесь не работает сам по себе формат – работают отношения и вот на какие отношения (и для чего) согласны и клиент и терапевт – и определяется, обнаруживается, осознается в процессе работы и тем, и другим (говорю о профессиональной терапии, конечно).

Наверное, это главное, что хотелось бы сказать по этому поводу и навскидку. Если вопросы остаются – задавайте. Позже по каждому формату напишу отдельно, в планах стоит и Ваш вопрос снова напомнил об этом – спасибо.

 

Всех благ и любви, Ольга Шубик

  1. Ольга

    Спасибо большое за подробный ответ!
    Думаю, что понимаю, о чём Вы говорите… Была на терапевтическом интенсиве — где индивидуальная и групповая работа шла практически каждый день в течение недели… Осталось ощущение, что «работа» более глубокая и «охватывающая», но и эмоциональных сил это отнимает тоже очень много…

  2. Да, Вы правы — это работа. И выдержать и более того — получить удовольствие от нее и быть этому непростому и так много дающему опыту благодарным — это предполагает ощутимое вложение самого себя в собственную жизнь. Рада, что удалось услышать и быть услышанной, Ольга)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Новое в блоге

Электронная почта

Запись в группы
Новое в блоге
Новые статьи
Темы блога
Рубрики сайта